Цитатник юзера Чудофреник
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:54 

25.09.2012 в 01:14
Пишет МКБ-10:

обратный отсчет
у кошки болит, у собачки болит, у нас с тобой, брат, пройдет.
дрожит предвкушающий трек болид, и лайнер идет на взлет,
и лишь горстка пепла в моей руке. осталось подуть: лети.
застыл указательный на курке. считаю до десяти.
шалтай-болтай сидел на стене... свалился. таков закон.
сегодня я видел тебя во сне с потрепанным рюкзаком.
я смехом ли, стоном свой сон спугнул и долго углы святил.
играем: ты в прятки а я в войну. считаю до девяти.
идет вилли-винки искать того, кто в черной ночи не спит.
обратный отсчет по своей кривой докатится до восьми.
о, если б я заговор знал от пуль, я был бы грешней, чем есть.
считаю, как будто чуть сбитый пульс: семь. семь с половиной. шесть.
над Нетинебудет опять туман, у третьей звезды затор.
я все еще медлю сходить с ума. проверить боек, затвор,
откинуться навзничь, решив, что тут за все надлежит платить.
считаю, шепча, что шуты не лгут, как джентльмен, до пяти.
где, киска, ты нынче была, скажи! не шутишь, что при дворе?
мне видятся странные миражи: звук рога и лис в норе...
как будто мне мало твоих смертей, нелепый безумный бог!
охотники с гончими на хвосте! считаю до четырех.
пусть будешь хоть новым, хоть старым ты, одолженным, голубым,
я все твои, лис, подожгу хвосты, вдохну тошнотворный дым,
все девять, все тридцать, по счету лет, их сколько не береги...
иди с козырей, но когда их нет - считаю до трех, беги!
в горах мое сердце, а сам я здесь, промок и хочу в туалет.
над трассой висит водяная взвесь, обзора считай что нет.
вернешься, сперва отведу к врачу, пусть скажут, что ты не дух...
а тут я, пожалуй, что промолчу. мне страшно считать до двух.
...и вся королевская... как бишь там? не сможет тебя собрать!
ресницы дрожат? ерунда, нистагм. а, рать, вот и вспомнил. рать.
господь, не спеши возвращать Христа. мой боже, верни его!
ружье за спиной тяжелей креста.
считаю до одного.

URL записи

@темы: стихи

17:53 

Мне хотелось бы жить, засыпая под шорох реки.
Никуда не спешить и сидеть по ночам одиноко
На одном из пяти золотых берегов Ориноко,
Мной придуманных в детстве, гасить по утрам маяки,
Для забывчивых странников мною зажженные ночью.
Воровать из дупла горький мед одураченных пчел.
Не оставить попыток по схеме достраивать челн
Для двоих мореходов. И шить паруса, между прочим,
Между кучей занятий, которыми занят мой день
В ожидании тебя. В тихой нежности странного мира
Зажигаю маяк. Заменяю бунгало - квартирой
И сажусь на песок...

mirabsurda_over

@темы: стихи

21:39 

Если поднести к уху ладони, сложенные лодочкой, то можно услышать море, точно такое, как в ракушке.
Значит ли это, что в каждом здесь разливается море, пока внутри есть хоть что-то живое?

Мех на ледоколах

@темы: дайри

14:43 

Первый признак начала познания — желание умереть. Эта жизнь кажется невыносимой, другая — недостижимой. Уже не стыдишься, что хочешь умереть; просишь, чтобы тебя перевели из старой камеры, которую ты ненавидишь, в новую, которую ты только еще начнешь ненавидеть. Сказывается тут и остаток веры, что во время пути случайно пройдет по коридору главный, посмотрит на узника и скажет: «Этого не запирайте больше. Я беру его к себе».

Франц Кафка

@темы: книжное

14:55 

Смотрю, что все больше моих друзей выбирают для себя такой способ взаимодействия с реальностью. Я бы не назвала это социопатией, нет. Внешне мы все так же рады прелестям человеческого общения, держим в шкафу гардероб улыбок на все случаи жизни, храним пару жилеток, если понадобится сухая и теплая, чтобы в нее могли поплакать, с виду мы такие же, как и были раньше.
Но есть небольшая разница. Мы выстраиваем собственную Внутреннюю Монголию, берем рюкзак, в котором лежит пачка кофе, любимая книга и смена одежды на ближайшую неделю - и отправляемся налегке. Зачем? Для тех, кто много лет наслаждался роскошью любви и близости, а потом еще столько же таскал за собой тех своих мертвецов, ответ очевиден.
Во Внутренней Монголии ты, как преданный себе дауншифтер, будешь возделывать сад, потом и кровью, но плоды его достанутся лишь тебе. И в этом состоит весь смысл - заняться наконец чем-то настоящим и полезным. И знать, что ты надеешься только на себя. И видеть мир в чистых красках.
Я бы не назвала это одиночеством или эскейпом. Я бы не назвала это просветлением. Я бы не назвала это разочарованием в жизни и людях.
Просто настает время, и ты устаешь от того, что вокруг столько чужих. Устаешь искать и ждать своих. Берешь рюкзак и...

И оставляешь на столе карту, как к тебе добраться. Для тех, кто идет по такому же пути.


@темы: интернетное

14:28 

Летний вечер не для того, чтоб лечить простуду.
И кричать, будто в детстве — я больше не буду, не буду!
И спрашивать голосом треснутым: можно
я больше не буду?
Чтобы ты отвечал: не будь.
Не поверишь, но я действительно не была бы.
Только так, говорят, поступает дурак и слабый.
Надеваю воображаемую балаклаву –
и в лицо мне не заглянуть.
Типа в домике. Летний вечер потерян втуне.
Расплескалась луна в черных водах, плывет в затоне,
только я не увижу, как сказочна ночь в июне.
Замыкаюсь в бетоне.
"Я не буду, я больше не буду! Да где б ты ни был –
отзовись, отзвонись, приблизь же мою погибель!"
Что мне сделать еще? На лбу себе вырезать сигил,
чтобы ты про меня вспомнил?
Я не ведаю слов, что само по себе трудно,
ибо слово — маяк, а другой человек — судно.
Многословно вокруг тебя и, должно быть, людно,
вот и крутишься — не упади.
Я же слышу оттенки стона из дальних комнат,
и бетонная стенка становится вдруг картонной,
только слышу — твердят: ты наказана. Как ребенок –
носом в угол. И бог оттуда за мной
глядит.


@темы: стихи

22:38 

lllytnik
Утром в город приехал цирк.
Все знают, что в город приехал цирк.
Никто не кричит об этом,
ни кузнецы,
ни жрецы,
ни дворники, ни продавцы,
ни детки, ни их отцы.
Все слышали
кимвалы и бубенцы.
Нельзя не заметить,
что в город приехал цирк.
Все знают,
что каждый знает,
что в город приехал цирк.
Все будут вечером на представлении.
И мы попадём, не сцы.

Утром в город пришла чума.
Все знают, что в город пришла чума.
Она похожа на цирк --
приходит вдруг и сама.
Нельзя не заметить,
как яблочный аромат,
как хлебный родной аромат --
текут в её закрома,
где гнильё и тьма.
Всех встречных, велик ли, мал --
кидается обнимать.
Никто не кричит об этом,
но все закрыли дома.
А толку, если чума...

Утром я сбрасываю кошмар,
и просыпаюсь в май.
Кругом провидцы, советчики,
умники и спецы.
Все знают, что если приехал цирк,
то позже придёт чума.
Ну что же, пускай приходит,
у нас образцы
вакцин.
И в юбке цвета циан
смелый маленький капуцин.
Отважный, весёлый, наглый
цирковой капуцин.
И цвета кармин -- пион,
опасный, хищный пион
(лепестки с молочной каймой).
Таких, как мы, погубить --
сначала поймай.
Поймал -- молодчина, жуй,
но
руки
сходи
помой.

@темы: стихи

22:22 

Эти сны меня уморят
в злой тоске!..
Снилось мне, что я у моря,
на песке...
И мельтешит альбатросов
белизна,
И песков сырую россыпь
мнет волна.
Я одна на побережье,
на песке.
Чей-то парус небо режет
вдалеке...
И густое солнце стелет
зной вокруг...
...Я очнулась на постели
вся в жару...
Но вокруг еще — кораллы,
моря хрип...
Мне сказали — захворала!
Это — грипп...
«Да, конечно, это климат
подкачал...
Ты просил меня, любимый,
не скучать.
Я старалась не заплакать
при тебе...
Но зачем такая слякоть,
свист в трубе?!
Я боюсь — меня уморят
города...
Мы с тобой увидим море
скоро... да?»

О. Ф. Берггольц «Грипп»

@темы: стихи

14:02 

"Спаси меня" Гийом Мюссо

Одной песчинки в вихре повседневной жизни достаточно, чтобы чьи-то пути пересеклись. Достаточно гвоздя, который валяется на дороге. Гвоздя, который проткнет колесо машины, на которой ваш отец едет на вокзал. Пока меняют колесо, поезд уходит. Он успевает на следующий, заходит в купе. «Уважаемые пассажиры, предъявите билеты». Черт! Он забыл пробить билет. К счастью, у контролера хорошее настроение. Он даже ведет вашего отца в купе первого класса, где есть свободные места. И там ваш отец встречает вашу мать. Они улыбаются друг другу, завязывается разговор, они шутят, смеются, обмениваются явками и паролями. А через девять месяцев на свет появляетесь вы. И все, что теперь произойдет с вами, никогда не случилось бы, если бы в одно прекрасное утро на дороге не валялся ржавый гвоздь. Случайно. Вот от чего зависит наша жизнь: от гвоздя, от плохо затянутой гайки, от часов, которые спешат, от поезда, который опаздывает.

*
Она: Последний пациент, который вам запомнился?
Он: Несколько недель назад к нам попала старая португалка с инфарктом. Она не была моей пациенткой, я просто помогал оформить ее в больницу. Мои коллеги сделали ангиопластику, чтобы прочистить засорившуюся артерию, но у нее оказалось слабое сердце…
Он замолчал, словно снова наблюдал за операцией и еще не знал, чем она закончится.
Она: Пациентка не пережила операцию?
Он: Да. Мы не смогли ее спасти. Ее муж много часов просидел рядом с ней, дежурил ночью у ее тела. Он был очень печален. Я слышал, как он шептал: «Estou com saudades de tu».
Она: «Мне тебя не хватает»?
Он: Да, приблизительно. Я пытался утешить его, и он объяснил, что у него на родине словом «содад» называют тоску о том, кого нет рядом. О том, кто умер или где-то далеко. Это слово нельзя перевести на другой язык. Оно выражает особое состояние души, которое трудно описать, легкую, неуловимую грусть, которая пронизывает всю твою жизнь.
Она: И что с ним стало?
Он: Он умер через несколько дней. Конечно, он уже был стар, но никто не мог назвать точную причину смерти.
Он помолчал немного, а потом добавил:
— Когда человека больше ничто не держит здесь, он может сам позвать смерть…

@темы: книжное

22:26 

mantrabox

Летний романс
"Тут соло, про тебя второй куплет".
Ей кажется, ей триста сорок лет.
Он написал ей пять влюблённых песен.
Она кивает, пряча лоб во тьму,
И отвечает мысленно ему,
Но более себе: "Труха и плесень".

Он зной; зарница; певчее дитя.
Он, кажется, ликует, обретя
В ней дух викторианского романа.
И поцелуи с губ его текут,
Как масло ги, как пенье, как лоскут
Соленого слоистого тумана.

Июль разлёгся в городе пустом
Котом и средоточием истом
И все бульвары сумерками выстлал,
Как синим шелком; первая звезда,
Как будто кто-то выстрелил сюда:
Все повернули головы на выстрел.

Спор мягкости и точного ума,
Сама себе принцесса и тюрьма,
Сама себе свеча и гулкий мрамор,
Отвергнутость изжив, словно чуму,
Она не хочет помнить, по кому
Своим приказом вечно носит траур.

Она его, то маясь, то грубя,
Как будто укрывает от себя,
От сил, что по ночам проводят обыск:
Ни слова кроме вежливого льда.
Но он при шутке ловит иногда
Её улыбки драгоценный проблеск.

Ее в метро случайно углядев,
Сговорчивых и дерзких здешних дев
Он избегает. Пламенем капризным
Пронизанный, нутро ему скормив,
Он чувствует какой-то старый миф.
Он как-то знает, для чего он призван.

Так циферблат раскручивают вспять.
Дай Бог, дай Бог ему досочинять
Ей песни эти, чтоб кипело всё там
От нежности прямой, когда домой
Она придет и скажет "милый мой"
И станет плакать, будто в семисотом.


9 июля 2013, Ришикеш

@темы: стихи

19:40 

Это не было в марте, не было нор и кролик в них не нырял, алиса не распахивала окно навстречу ветру и фонарям, мама не запрещала гулять по крышам, талый снег не топил подвал, не было белого, не было черного, и шляпник не предавал. Это не было с нами, не было с кем-то, не было дней и лет, это не было ни под землей, ни сверху, никогда ни на чьей земле, потому что это не было светом и даже не было тьмой.

Это не было чем-то, что было раньше между тобой и мной.

Кот Басё

@темы: стихи

20:03 

Словами тяжко - получится не любыми.
Мне страшно нужно, чтобы меня любили.
Не чтобы рыдали, мучались и страдали,
А чтобы где-то пели и где-то ждали.
Не чтобы, меня кляня, из окон бросались,
Не чтобы писали, а чтобы со мной спасались
От страшного сна, от горести и от боли,
От ссоры с собою, от чьей-то чужой любови.
Я слабых утешу, бальзам нацежу ранимым,
Мне страшно нужно, чтобы меня хранили,
Хвалили за дело, ругали бы за обновки,
Чтоб рядом со мной стояли на остановке,
Не чтобы бледнели, видя меня не с теми,
Не чтобы в постели, ведь я же не о постели,
Не чтобы меня пластали на покрывале,
А чтобы со мною яблоки воровали.
Храни меня славный бог от любой печали
Мне страшно нужно, чтобы меня встречали
С работы, чтоб на ночь ласково целовали,
Чтоб рано утром дверь за мной закрывали.
Я вряд ли стану лучше, исправлю что-то,
Я вряд ли буду готовить, стирать и штопать,
Я буду бояться мышей, темноты и крови,
Но если нас поймают, то я прикрою.
Господь придумал летать воробью, оленю
Придумал бежать, огню - пожирать поленья,
Сосне - расти, вцепляясь корнями в землю,
Змее - ползти, хвостом раздвигая зелень.
Меня - хорошими снами служить твоими,
Хранить твое имя, красивое твое имя.
Я знаю это, не знаю только, зачем мне
Такое простое это предназначенье.
Я выйду из дома, руки в карманы суну,
Мороз рисует на лужах смешной рисунок.
Распахнуто утро створками голубыми
И мне так нужно, чтобы меня любили

Аля Кудряшева

@темы: стихи

13:01 

Не знаю отчего,
Я так мечтал
На поезде поехать.
Вот - с поезда сошел,
И некуда идти.

Исикава Такубоку

@темы: стихи

23:32 

Мальчик едет к морю, чтобы забыть свое горе.
Билет принимает мало трезвый проводник Сергей,
Из глаз которого льется водка и теплая минералка
Мальчик смотрит на проводника, протягивает билет
Сергей испытывает до селе ему не известное чувство:
Сергею мальчонку жалко.

Он пропускает его в 23, помятый жизнью,плацкартный вагон.
В вагоне душно, пахнет селедкой и Красной Москвой
Мальчик готов потерпеть. Он едет домой.
Он встретит друга-пирата,
Найдет не один клад,
И точно увидит свою русалку.

Рядом женщина то плачет, то смеется невпопад
У ней в ушах сережки сумасшедших карат.
За окнами смешанный лес, да изредка фонари горят
Все бы ничего, только вот колеса шумят,
И Сергей бегает взад-вперед.
Мальчик засыпает.

Поезд выплюнет мальца, не мешкая на перон
И закроется сине-зеленый вагон
Он будет бежать по пыльной дороге,
Кинет в сухой куст свой картонный меч,
Он придет к морю, оно обнимет его за плечи,
Прослезиться от радости редких встреч..

Унесет с собой и будет вечно беречь.

@темы: стихи

20:15 

03.03.2013 в 11:32
Пишет Мех на ледоколах:

Пишу "Не приезжай ко мне в феврале. В феврале я мерзкий".
"Март" - пишу, "В марте я охуенный".
"Но, мне кажется, люди вокруг часто путают окончания в словах "охуенный" и "охуевший""


URL записи

@темы: дайри

19:47 

за соленой рекой лодка из яблок спелых –
в ней два литра любви и полкилограмма джаза.

и, измерив тебя в сердце моем
в амперах,
расплатилась любовь за плаванье
по инкассо.

электрический ток тянется по скелету,
в хрупких камерах сердца холодной воды по горло.

почему моя жизнь
играется по либретто,

что написано под оркестры
душевных порно.

я люблю тебя, мальчик. плевать, что тебе за двадцать.
мои руки в крови, что выплеснулась из легких.

я хочу
под омелой
слезами соприкасаться.
я хочу ошибаться
в попытке фокусировки.

за плечом моим острым дремлет седая птица –
выпит чай с бергамотом, съедено все варенье.

ты мне чудишься, милый.
реальность моя – больница.

где веревки, таблетки
и это стихотворенье.

Джек Абатуров

19:57 

Пишет R.H.Remy:

лучше тебе не знать
Лучше тебе не знать из каких глубин
добывают энергию те, кто отчаянно нелюбим,
кто всегда одинок словно Белый Бим
Черное ухо;
как челюскинец среди льдин -
на пределе слуха -
сквозь шумной толпы прибой
различить пытается хоть малейший сбой
в том как ровно, спокойно, глухо
бьется сердце в чужой груди.


Лучше тебе не знать из каких веществ

@темы: дайри, стихи

20:16 

22.02.2013 в 18:12
Пишет порнушный зубоскал:

записался в девятый кружок ада.

URL записи

@темы: дайри

19:52 

13.03.2012 в 15:10
Пишет Антилюда:

Элеватор
Это огромный парк из канадских клёнов,
в центре его стоит большой элеватор.
Тихо шуршат в аллеях прямых и тёмных
древние листосборные автоматы.

У автоматов на панцирях светятся тонкие желтые рунки,
что-то вроде инвентарного номера, насколько я понял.
Робот пучок нагрёб, уполз к элеватору, кинул в бункер.
Сорок машин на линии, общий суточный сбор приближается к тонне.

В бункере, в толще листьев, посерединке,
в крепкой палатке с лишним десятком дуг
дышим, читаем книги, лежим в обнимку.
Если кто вышел, оставшийся мерит время,
используя собственный сердца стук.

Оставшемуся невыносимо хочется выбраться тоже,
но кто-то один внутри оставаться должен.

Потому что мы поглотители осени, так у нас и записано в подкожных флэшках, рейсовых книжках
критическая масса листьев набрана, и осеннесть в палатке больше природного фона в тысячи раз
а если бы нас тут не было, в бункере непременно бы выбило крышку
если бы мы не лежали тут, зая, если б не было нас.

Что с нами делает осень своим излучением плотным!
Нас отбирали как самых циничных, не склонных к лирике, по специальным тестам,
Только зачем-то я непрерывно пишу вот такие шуршащие, в руках рассыпающиеся тексты,
только зачем-то и ты непрерывно рисуешь жёлтых и рыжих смешных животных,

которых никогда не существовало и существовать не может,
но которых я тоже откуда-то знаю.
Пожалуйста, не называй меня больше "ёжа",
а я постараюсь не называть тебя "зая".

а если бы нас тут не было, полных светлой печали
и бессмысленной жалости ко всему жёлто-красному свету
то элеватор бы лопнул, и окончательная зима
накрыла бы нашу, неназванную пока, планету.
© [info]nvm

URL записи

@темы: стихи

19:59 

05.03.2013 в 15:29
Пишет vreshete:

нет, ну серьёзно


URL записи

@темы: интернетное

Записная книга Иеронима

главная