Цитатник юзера Чудофреник
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:23 

— Я больше не собираюсь терпеть многое, и не оттого, что я стала заносчивой или высокомерной, нет, лишь потому, что я достигла определенного жизненного этапа — этапа, на котором я больше не хочу тратить время на то, что не удовлетворяет меня или на то, что задевает меня, причиняя мне боль. Я больше не собираюсь терпеть цинизм, чрезмерную критику, жесткие требования любого рода. У меня больше нет желания удовлетворять тех, кому не нравлюсь я, любить тех, кто не любит меня и улыбаться тем, кто не станет улыбаться мне в ответ.

Я больше не посвящу ни единой минуты тем, кто лжет или пытается манипулировать мною. Я решила больше не существовать в притворстве, лицемерии, лжи и дешевой, неискренней похвале. Я больше не потерплю ни частично образованных, ни заносчивых ученых. Я не собираюсь разбираться со сплетнями, я терпеть не могу конфликты и сравнения. Я верю в то, что мир состоит из противоположностей, в то, что мир разнообразен, поэтому я стараюсь избегать людей с характером жестким, не способным приспособиться к окружающему. Я презираю предательства и неверность в дружбе. Я не смогу поладить с теми, кто не способен на настоящий комплимент, не способен ободрить и вдохновить своими словами, не смогу поладить и с тем, кто не любит животных. Преувеличения утомляют меня. И да, помимо всего прочего, я больше не потерплю тех, кто не заслуживает моего терпения.

Мерил Стрип

@темы: интернетное

21:16 

Ни на что не оглядываясь,

ни о ком не скорбя,

никого не спрашивая, как надо,

отступает вода,

оставляя после себя

умирающих мелких гадов.



Никакой трагедии, в общем -

всему свой срок.

У всего свои циклы в природе,

свои законы.

Я иду босиком

там, где только морской песок

и медуз обсиживают

насекомые.



Жаль, конечно, жаль,

только нет никакой беды;

в этом вовсе не заняты

третьи и злые силы.

Здесь тебя и меня

сбивало волной под дых,

обнимало, качало и уносило.



Где-то всё - для нас.

Где-то море, - вон там, вдали.

Где-то синие волны солёные

солнце гасят.

Я иду одна.

Не пытаюсь вернуть отлив.

И ты тоже, пожалуйста,

не пытайся.


14:43 

Первый признак начала познания — желание умереть. Эта жизнь кажется невыносимой, другая — недостижимой. Уже не стыдишься, что хочешь умереть; просишь, чтобы тебя перевели из старой камеры, которую ты ненавидишь, в новую, которую ты только еще начнешь ненавидеть. Сказывается тут и остаток веры, что во время пути случайно пройдет по коридору главный, посмотрит на узника и скажет: «Этого не запирайте больше. Я беру его к себе».

Франц Кафка

@темы: книжное

14:55 

Смотрю, что все больше моих друзей выбирают для себя такой способ взаимодействия с реальностью. Я бы не назвала это социопатией, нет. Внешне мы все так же рады прелестям человеческого общения, держим в шкафу гардероб улыбок на все случаи жизни, храним пару жилеток, если понадобится сухая и теплая, чтобы в нее могли поплакать, с виду мы такие же, как и были раньше.
Но есть небольшая разница. Мы выстраиваем собственную Внутреннюю Монголию, берем рюкзак, в котором лежит пачка кофе, любимая книга и смена одежды на ближайшую неделю - и отправляемся налегке. Зачем? Для тех, кто много лет наслаждался роскошью любви и близости, а потом еще столько же таскал за собой тех своих мертвецов, ответ очевиден.
Во Внутренней Монголии ты, как преданный себе дауншифтер, будешь возделывать сад, потом и кровью, но плоды его достанутся лишь тебе. И в этом состоит весь смысл - заняться наконец чем-то настоящим и полезным. И знать, что ты надеешься только на себя. И видеть мир в чистых красках.
Я бы не назвала это одиночеством или эскейпом. Я бы не назвала это просветлением. Я бы не назвала это разочарованием в жизни и людях.
Просто настает время, и ты устаешь от того, что вокруг столько чужих. Устаешь искать и ждать своих. Берешь рюкзак и...

И оставляешь на столе карту, как к тебе добраться. Для тех, кто идет по такому же пути.


@темы: интернетное

14:28 

Летний вечер не для того, чтоб лечить простуду.
И кричать, будто в детстве — я больше не буду, не буду!
И спрашивать голосом треснутым: можно
я больше не буду?
Чтобы ты отвечал: не будь.
Не поверишь, но я действительно не была бы.
Только так, говорят, поступает дурак и слабый.
Надеваю воображаемую балаклаву –
и в лицо мне не заглянуть.
Типа в домике. Летний вечер потерян втуне.
Расплескалась луна в черных водах, плывет в затоне,
только я не увижу, как сказочна ночь в июне.
Замыкаюсь в бетоне.
"Я не буду, я больше не буду! Да где б ты ни был –
отзовись, отзвонись, приблизь же мою погибель!"
Что мне сделать еще? На лбу себе вырезать сигил,
чтобы ты про меня вспомнил?
Я не ведаю слов, что само по себе трудно,
ибо слово — маяк, а другой человек — судно.
Многословно вокруг тебя и, должно быть, людно,
вот и крутишься — не упади.
Я же слышу оттенки стона из дальних комнат,
и бетонная стенка становится вдруг картонной,
только слышу — твердят: ты наказана. Как ребенок –
носом в угол. И бог оттуда за мной
глядит.


@темы: стихи

22:38 

lllytnik
Утром в город приехал цирк.
Все знают, что в город приехал цирк.
Никто не кричит об этом,
ни кузнецы,
ни жрецы,
ни дворники, ни продавцы,
ни детки, ни их отцы.
Все слышали
кимвалы и бубенцы.
Нельзя не заметить,
что в город приехал цирк.
Все знают,
что каждый знает,
что в город приехал цирк.
Все будут вечером на представлении.
И мы попадём, не сцы.

Утром в город пришла чума.
Все знают, что в город пришла чума.
Она похожа на цирк --
приходит вдруг и сама.
Нельзя не заметить,
как яблочный аромат,
как хлебный родной аромат --
текут в её закрома,
где гнильё и тьма.
Всех встречных, велик ли, мал --
кидается обнимать.
Никто не кричит об этом,
но все закрыли дома.
А толку, если чума...

Утром я сбрасываю кошмар,
и просыпаюсь в май.
Кругом провидцы, советчики,
умники и спецы.
Все знают, что если приехал цирк,
то позже придёт чума.
Ну что же, пускай приходит,
у нас образцы
вакцин.
И в юбке цвета циан
смелый маленький капуцин.
Отважный, весёлый, наглый
цирковой капуцин.
И цвета кармин -- пион,
опасный, хищный пион
(лепестки с молочной каймой).
Таких, как мы, погубить --
сначала поймай.
Поймал -- молодчина, жуй,
но
руки
сходи
помой.

@темы: стихи

22:22 

Эти сны меня уморят
в злой тоске!..
Снилось мне, что я у моря,
на песке...
И мельтешит альбатросов
белизна,
И песков сырую россыпь
мнет волна.
Я одна на побережье,
на песке.
Чей-то парус небо режет
вдалеке...
И густое солнце стелет
зной вокруг...
...Я очнулась на постели
вся в жару...
Но вокруг еще — кораллы,
моря хрип...
Мне сказали — захворала!
Это — грипп...
«Да, конечно, это климат
подкачал...
Ты просил меня, любимый,
не скучать.
Я старалась не заплакать
при тебе...
Но зачем такая слякоть,
свист в трубе?!
Я боюсь — меня уморят
города...
Мы с тобой увидим море
скоро... да?»

О. Ф. Берггольц «Грипп»

@темы: стихи

00:10 

На самом деле мне нравилась только ты,
мой идеал и мое мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
и это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
летаешь между Орсе и Прадо, -
я, можно сказать, собрал тебя по частям.
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
третья умеет все принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая – во мне
(вместе больше не попадалось).
Одна, как ты, со лба отдувает прядь,
другая вечно ключи теряет,
а что я ни разу не мог в одно все это собрать -
так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
допустила меня раза три через все препоны, -
осталась тут, воплотившись во все живые цветы
и все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
подачки сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая

Дмитрий Быков

@темы: стихи

23:35 

Шарль Бодлер (Charles Baudelaire)

Кот

I.

Как в комнате простой, в моем мозгу с небрежной
И легкой грацией все бродит чудный кот;
Он заунывно песнь чуть слышную поет;
Его мяуканье и вкрадчиво и нежно.

Его мурлыканья то внятнее звучат,
То удаленнее, спокойнее, слабее;
Тот голос звуками глубокими богат
И тайно властвует он над душой моею.

Он в недра черные таинственно проник,
Повиснул сетью струй, как капли, упадает;
К нему, как к зелию, устами я приник,
Как строфы звучные, он грудь переполняет.

Мои страдания он властен покорить,
Ему дано зажечь блаженные экстазы,
И незачем ему, чтоб с сердцем говорить,
Бесцельные слова слагать в пустые фразы.

Тог голос сладостней певучего смычка,
И он торжественней, чем звонких струн дрожанье;
Он грудь пронзает мне, как сладкая тоска,
Недостижимое струя очарованье.

О чудный, странный кот! кто голос твой хоть раз
И твой таинственный напев хоть раз услышит,
Он снизойдет в него, как серафима глас,
Где все утонченной гармонией дышит.

II.

От этой шубки черно-белой
Исходит тонкий аромат;
Ее коснувшись, вечер целый
Я благовонием объят.

Как некий бог - быть может, фея -
Как добрый гений здешних мест,
Всем управляя, всюду вея,
Он наполняет все окрест.

Когда же снова взгляд влюбленный
Я устремив в твой взор гляжу -
Его невольно вновь, смущенный,
Я на себя перевожу;

Тогда твоих зрачков опалы,
Как два фонарика, горят,
И ты во мгле в мой взгляд усталый
Свой пристальный вперяешь взгляд.

@темы: стихи

14:02 

"Спаси меня" Гийом Мюссо

Одной песчинки в вихре повседневной жизни достаточно, чтобы чьи-то пути пересеклись. Достаточно гвоздя, который валяется на дороге. Гвоздя, который проткнет колесо машины, на которой ваш отец едет на вокзал. Пока меняют колесо, поезд уходит. Он успевает на следующий, заходит в купе. «Уважаемые пассажиры, предъявите билеты». Черт! Он забыл пробить билет. К счастью, у контролера хорошее настроение. Он даже ведет вашего отца в купе первого класса, где есть свободные места. И там ваш отец встречает вашу мать. Они улыбаются друг другу, завязывается разговор, они шутят, смеются, обмениваются явками и паролями. А через девять месяцев на свет появляетесь вы. И все, что теперь произойдет с вами, никогда не случилось бы, если бы в одно прекрасное утро на дороге не валялся ржавый гвоздь. Случайно. Вот от чего зависит наша жизнь: от гвоздя, от плохо затянутой гайки, от часов, которые спешат, от поезда, который опаздывает.

*
Она: Последний пациент, который вам запомнился?
Он: Несколько недель назад к нам попала старая португалка с инфарктом. Она не была моей пациенткой, я просто помогал оформить ее в больницу. Мои коллеги сделали ангиопластику, чтобы прочистить засорившуюся артерию, но у нее оказалось слабое сердце…
Он замолчал, словно снова наблюдал за операцией и еще не знал, чем она закончится.
Она: Пациентка не пережила операцию?
Он: Да. Мы не смогли ее спасти. Ее муж много часов просидел рядом с ней, дежурил ночью у ее тела. Он был очень печален. Я слышал, как он шептал: «Estou com saudades de tu».
Она: «Мне тебя не хватает»?
Он: Да, приблизительно. Я пытался утешить его, и он объяснил, что у него на родине словом «содад» называют тоску о том, кого нет рядом. О том, кто умер или где-то далеко. Это слово нельзя перевести на другой язык. Оно выражает особое состояние души, которое трудно описать, легкую, неуловимую грусть, которая пронизывает всю твою жизнь.
Она: И что с ним стало?
Он: Он умер через несколько дней. Конечно, он уже был стар, но никто не мог назвать точную причину смерти.
Он помолчал немного, а потом добавил:
— Когда человека больше ничто не держит здесь, он может сам позвать смерть…

@темы: книжное

22:26 

mantrabox

Летний романс
"Тут соло, про тебя второй куплет".
Ей кажется, ей триста сорок лет.
Он написал ей пять влюблённых песен.
Она кивает, пряча лоб во тьму,
И отвечает мысленно ему,
Но более себе: "Труха и плесень".

Он зной; зарница; певчее дитя.
Он, кажется, ликует, обретя
В ней дух викторианского романа.
И поцелуи с губ его текут,
Как масло ги, как пенье, как лоскут
Соленого слоистого тумана.

Июль разлёгся в городе пустом
Котом и средоточием истом
И все бульвары сумерками выстлал,
Как синим шелком; первая звезда,
Как будто кто-то выстрелил сюда:
Все повернули головы на выстрел.

Спор мягкости и точного ума,
Сама себе принцесса и тюрьма,
Сама себе свеча и гулкий мрамор,
Отвергнутость изжив, словно чуму,
Она не хочет помнить, по кому
Своим приказом вечно носит траур.

Она его, то маясь, то грубя,
Как будто укрывает от себя,
От сил, что по ночам проводят обыск:
Ни слова кроме вежливого льда.
Но он при шутке ловит иногда
Её улыбки драгоценный проблеск.

Ее в метро случайно углядев,
Сговорчивых и дерзких здешних дев
Он избегает. Пламенем капризным
Пронизанный, нутро ему скормив,
Он чувствует какой-то старый миф.
Он как-то знает, для чего он призван.

Так циферблат раскручивают вспять.
Дай Бог, дай Бог ему досочинять
Ей песни эти, чтоб кипело всё там
От нежности прямой, когда домой
Она придет и скажет "милый мой"
И станет плакать, будто в семисотом.


9 июля 2013, Ришикеш

@темы: стихи

19:40 

Это не было в марте, не было нор и кролик в них не нырял, алиса не распахивала окно навстречу ветру и фонарям, мама не запрещала гулять по крышам, талый снег не топил подвал, не было белого, не было черного, и шляпник не предавал. Это не было с нами, не было с кем-то, не было дней и лет, это не было ни под землей, ни сверху, никогда ни на чьей земле, потому что это не было светом и даже не было тьмой.

Это не было чем-то, что было раньше между тобой и мной.

Кот Басё

@темы: стихи

20:03 

Словами тяжко - получится не любыми.
Мне страшно нужно, чтобы меня любили.
Не чтобы рыдали, мучались и страдали,
А чтобы где-то пели и где-то ждали.
Не чтобы, меня кляня, из окон бросались,
Не чтобы писали, а чтобы со мной спасались
От страшного сна, от горести и от боли,
От ссоры с собою, от чьей-то чужой любови.
Я слабых утешу, бальзам нацежу ранимым,
Мне страшно нужно, чтобы меня хранили,
Хвалили за дело, ругали бы за обновки,
Чтоб рядом со мной стояли на остановке,
Не чтобы бледнели, видя меня не с теми,
Не чтобы в постели, ведь я же не о постели,
Не чтобы меня пластали на покрывале,
А чтобы со мною яблоки воровали.
Храни меня славный бог от любой печали
Мне страшно нужно, чтобы меня встречали
С работы, чтоб на ночь ласково целовали,
Чтоб рано утром дверь за мной закрывали.
Я вряд ли стану лучше, исправлю что-то,
Я вряд ли буду готовить, стирать и штопать,
Я буду бояться мышей, темноты и крови,
Но если нас поймают, то я прикрою.
Господь придумал летать воробью, оленю
Придумал бежать, огню - пожирать поленья,
Сосне - расти, вцепляясь корнями в землю,
Змее - ползти, хвостом раздвигая зелень.
Меня - хорошими снами служить твоими,
Хранить твое имя, красивое твое имя.
Я знаю это, не знаю только, зачем мне
Такое простое это предназначенье.
Я выйду из дома, руки в карманы суну,
Мороз рисует на лужах смешной рисунок.
Распахнуто утро створками голубыми
И мне так нужно, чтобы меня любили

Аля Кудряшева

@темы: стихи

12:32 

ничего не меняется, время течет-течет, это я - я сдаю статью, я сдаю отчет, и таблетки за зелье маны и за ментат, и стишки-то не стоят всей пустоты листа.

это он, он читает лекции в ЦСМ, он по-прежнему очень нравится, но не всем, он колюч изнутри, а сверху - текучий шелк, и он все еще никого себе не нашел, изменяет жене, но так - несерьезно, вскользь, просто смотрит, а их ошпаривает насквозь, ничего не меняется - гамельский крысолов
и крысиный его улов.

и пока я пишу, а строчки в руках горят, он планирует съездить в Прагу до октября, выбирает там между пастой, салатом, пиццей,

ничего не меняется. что могло бы
перемениться.

Сидхётт

@темы: стихи

23:08 

изобретателю весны
нет, мой сын, надо мной не всегда шел снег, он не так и давно возник.
я был распорядитель нег, толкователь великих книг,
заклинатель вахтёрш и магистр ордена тунеядцев,
"кудри курса" единогласно и без интриг.

да, мой сын: когда я всё мог, я был добрый маг.
я смешил востроглазых дев, не берёг бумаг,
арию о том, как недуги лечит портвейн "массандра"
петь умел на целый универмаг.

мир как цирковая арена не исчезал, но меня исторг.
я узнал, что правят лишь торг и мена, что правят мена, вина и торг.
я старательно покупаю всё, о чем даже боялся грезить,
чувствуя злорадство, но не восторг.

да, мой сын, теперь вы юны и, вам кажется, короли:
всё, от остроумия до весны, вы на свете изобрели, -
ну а мы унылые сгустки скорби и беспокойства,
старые неудачники и врали.

и ты прав, и я буду глуп, если это значит, что мы враги,
только не суди никого, не лги и всегда отдавай долги,
только когда приведут в кабинет с портретом, предложат кресло,
разворачивайся,
беги.


@темы: стихи

23:07 

И время будет идти по кругу, считая бусины старых четок, и разлучая
людей друг с другом, готовить встречи для разлученных, и время будет
стирать жестоко – освобождая для новых место, не слыша просьбы, не
помня сроков, пусть слишком больно – но очень честно. И время –
будет. Однажды просто случится нашим – бери и веруй. Мы называемся
миром взрослых, где каждый день измеряем мерой знакомой боли,
привычной силы, что заставляет крутиться глобус. А жить не так уж
невыносимо. Сложнее –выжить, но ты попробуй. Ведь все, что было –
цепочка фактов, на ней – иконка твоих историй, где гравировкой
увидишь завтра все то, о чем ты сегодня споришь, где сам однажды
случишься – ликом, нечетким контуром, силуэтом, и время просто
сотрет улики – и ты начнешь забывать об этом. И ты начнешь находить
простые, святые радости – в тихих буднях – улыбки, песни, слова,
цветы…и однажды ты наконец забудешь. Мы все проходим свои
мытарства – и очищаемся свежим воском. Приходит время – бери и
царствуй, ложись на землю, смотри на звезды, держи оставшихся –к
сердцу ближе, не бойся боль отпускать по ветру. Когда ты будешь
просить – услышат, и это станет тебе ответом. И наконец-то протянут
руку, и ты увидишь в окне открытом, как время тихо идет по кругу
и шепчет четкам свою молитву. (с)

Кот Басё

@темы: стихи

13:01 

Не знаю отчего,
Я так мечтал
На поезде поехать.
Вот - с поезда сошел,
И некуда идти.

Исикава Такубоку

@темы: стихи

21:51 

даже без моря глаза синеют к вечеру глубиной
море- живое(!), май ясноокий, поговори со мной…
снега в апреле было так много, больше- на пальцах льда
я бы ведь даже стать не посмела ближе, чем я была

я не пребуду милой и нужной, я не из тех, поверь
было так много радостных искр, больше- немых потерь
руки и губы мои завянут- время стоит в дверях
сколько еще мне осталось вёсен- смолью на тополях?..

море штормит до утра меж снами, встану… смотрю в окно
как же так может, что даже кошка рядом не спит клубком?..
я бы закрыла свои засовы, чтобы совсем не ждать…
я и шептать перестану скоро: май, приходи опять…

знаешь, все верно- моим глубинам трудно найти остов
так и стекаюсь- сквозь пальцы, мимо… словно слова из снов…
падал напрасно на плечи Космос, била колени дрожь
так получилось.. морю в тот вечер встретился только дождь

___
не торопись равнять меня с каплей в море твоей судьбы
не просмотри мой волшебный жемчуг...
тот, что из глубины...
__

© Русалкамари

@темы: стихи

21:46 

город чувствует насколько ты жив, у тебя под ногами цветет асфальт, высыхают лужи, светофоры тратят зеленый цвет
мы уедем к морю в смешных рубашках, в отутюженных джинсах, выложив последнее за билет

нам споет колыбельную душный вагон с облезшим бархатом полок, проводница с горячим чаем, инженер - попутчик с седой головой
я скучаю, скучаю по дому, нечаянно забывая, что дом - это там, где я оказываюсь с тобой

и мы будем стоять на забитом людьми перроне, пробовать южный воздух губами, море- ладонями( это после), а вокруг все такие как мы - молодые, влюбленные и белесые

поезд мчится дальше и все сомнения растворяются под его колесами

к вечеру мы разыщем домик у самого побережья, пожилую хозяйку с вишневым садом, с вечно лающей по утрам собакой, с высоким крыльцом
и все счастье, которое нам не досталось обовьет нас стальным кольцом

ты будешь сонным утром распахивать дверь и смотреть на причал, искрящийся медью
подожди, вот закончится этот апрель и май, ты закроешь сессию и уедем

(с) Эрин Брокович

@темы: стихи

23:32 

Мальчик едет к морю, чтобы забыть свое горе.
Билет принимает мало трезвый проводник Сергей,
Из глаз которого льется водка и теплая минералка
Мальчик смотрит на проводника, протягивает билет
Сергей испытывает до селе ему не известное чувство:
Сергею мальчонку жалко.

Он пропускает его в 23, помятый жизнью,плацкартный вагон.
В вагоне душно, пахнет селедкой и Красной Москвой
Мальчик готов потерпеть. Он едет домой.
Он встретит друга-пирата,
Найдет не один клад,
И точно увидит свою русалку.

Рядом женщина то плачет, то смеется невпопад
У ней в ушах сережки сумасшедших карат.
За окнами смешанный лес, да изредка фонари горят
Все бы ничего, только вот колеса шумят,
И Сергей бегает взад-вперед.
Мальчик засыпает.

Поезд выплюнет мальца, не мешкая на перон
И закроется сине-зеленый вагон
Он будет бежать по пыльной дороге,
Кинет в сухой куст свой картонный меч,
Он придет к морю, оно обнимет его за плечи,
Прослезиться от радости редких встреч..

Унесет с собой и будет вечно беречь.

@темы: стихи

Записная книга Иеронима

главная